Размер компенсации за нарушение авторских прав

Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

Комментарий к Ст. 1301 ГК РФ

Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав является одним из способов защиты, предусмотренных ГК РФ, наряду с такими способами, как:

— пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— изъятие материального носителя;

— публикация решения суда;

— ликвидация юридического лица или прекращение деятельности индивидуального предпринимателя;

— другие меры, предусмотренные законодательными актами.

Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности либо за допущенное правонарушение в целом.

Основанием для взыскания компенсации является нарушение исключительного права на произведение. Ранее Закон об авторском праве и смежных правах оперировал понятием «контрафактные экземпляры произведений», т.е. такие экземпляры, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских прав. Например, правомерно воспроизведенные и распространяемые на территории другой страны экземпляры произведений, не предназначенные для распространения на территории Российской Федерации, являются контрафактными при распространении на территории Российской Федерации.

Спорной является возможность взыскания компенсации, как и в целом применение санкций за нарушение исключительного права, при наличии между нарушителем и правообладателем договорных отношений. Как отмечалось в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» , «нарушение существенных условий авторского договора является нарушением авторского права, так как указанные действия осуществляются за пределами правомочий, предоставленных автором. Экземпляры произведений и фонограмм, изготовленные и (или) распространенные с нарушением существенных условий договора о передаче исключительных прав, являются контрафактными. В частности, если воспроизведение превышает тираж, предусмотренный в договоре, то превышение тиража следует рассматривать как нарушение авторского права и смежных прав. Контрафактными являются и экземпляры произведений и объектов смежных прав, в которых наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав используются неправомерно воспроизведенные (например, глава в книге, рассказ или статья в сборнике либо фонограмма на любом материальном носителе). Лицо, осуществившее подобное воспроизведение, может за свой счет удалить контрафактные элементы из экземпляров произведения и (или) объектов смежных прав».

———————————
Российская газета. N 137. 28.06.2006.

Субъектом права на взыскание компенсации может быть лишь автор или иной обладатель исключительного права. В п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 июня 2006 г. N 15 указывается, что право на компенсацию предоставлено обладателю исключительных прав. Лицу, не обладающему исключительными правами, должно быть отказано в требовании о компенсации. Это касается и автора, передавшего исключительное право по договору об отчуждении исключительного права.

Спорным является вопрос о применении в качестве меры защиты компенсации лицензиатом по договору исключительной лицензии. Согласно ст. 1254 ГК РФ если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными ст. 1250, 1252 и 1253 настоящего Кодекса, в их числе и взыскание компенсации.

В п. 43 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г. разъясняются отдельные спорные вопросы, возникающие в связи с взысканием компенсации. Требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме. Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина.

Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК; ст. 128 АПК).

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения. При этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, т.е. 10 тыс. рублей. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Так, арбитражный суд уменьшил размер компенсации за неправомерное использование объекта авторских прав до 20 тыс. рублей, учитывая характер правонарушения, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о продаже лишь одного компакт-диска на незначительную сумму 70 рублей, а также тяжелое материальное положение ответчика в условиях финансово-экономического кризиса . В другом деле при снижении размера компенсации суд учел требования разумности и справедливости исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за правомерное использование аналогичного объекта авторских прав .

———————————
Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-4091/09 по делу N А65-10975/2008-Г3-33.

Определение ВАС РФ от 22 апреля 2009 г. N ВАС-3192/09 по делу N А41-9079/08.

О разных подходах судов к порядку определения размера компенсации свидетельствует Постановление ФАС Московского округа от 17 марта 2009 г. N КГ-А40/22-09, КГ-А40/22-09-2 по делу N А40-38263/08-110-315. Так, при определении размера компенсации «Девятый арбитражный апелляционный суд, изменяя решение суда первой инстанции, счел подлежащей взысканию двукратную стоимость права использования произведения, определяемую исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. При этом суд сослался на то, что п. 11 договора от 2 мая 2005 г. между истцом (издатель) и правообладателем произведений Э.М. Ремарка (владелец) предусмотрено, что с экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, издатель обязан выплатить владельцу 10% от чистой выручки.

Стоимость экземпляра собрания сочинения с произведениями Э.М. Ремарка «На западном фронте без перемен», «Возвращение», «Три товарища», «Триумфальная арка», «Искра жизни», «Возлюби ближнего своего», «Время жить и умирать», «Черный обелиск», «Ночь в Лиссабоне», «Тени в раю», реализуемого ответчиком, составляет 1592 руб.

Апелляционный суд пришел к выводу, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составит в данном случае 318 руб. 40 коп. (20% от 1592 руб.); тираж произведений Э.М. Ремарка составил 2000 экземпляров.

Доводы истца о том, что размер компенсации должен составить 6 368 000 руб., суд счел не основанными на норме ст. 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации и условиях договора от 2 мая 2005 г.; размер компенсации установлен судом в сумме 636 800 руб. (318,4 руб. x 2000 экземпляров).

Пунктом 11 соглашения от 2 мая 2005 г., заключенного между фондом «Наследие покойной Полет Ремарк» (правообладатель произведений Э.М. Ремарка) и истцом (издатель), на который сослался Девятый арбитражный апелляционный суд, предусмотрено, что на остатки книжного тиража, проданные Издателем по себестоимости или ниже, лицензионные отчисления в пользу Владельца не начисляются, при этом распродажа остатка тиража по сниженным ценам не может производиться в течение восемнадцати месяцев с момента выпуска Издателем тиража вышеозначенного Произведения. Издатель обязан сообщить Владельцу о своих намерениях в отношении нераспроданной части тиража, и Владелец может воспользоваться своим правом приобретения оставшихся экземпляров по сниженной цене. При указанной распродаже книжных остатков права, переданные Издательству на основании настоящего соглашения, возвращаются Владельцу без ущерба его праву требования в отношении любых уплаченных или причитающихся ему на тот момент денежных сумм, а также компенсации любых убытков. С экземпляров, проданных по цене выше себестоимости, Издатель обязан выплатить Владельцу 10% от чистой выручки.

Читать еще:  Доверенность на получение груза в транспортной

Суду при обосновании суммы взыскиваемой компенсации в соответствии с п. 11 названного соглашения следовало установить все обстоятельства, указанные в данном пункте соглашения и соглашения в целом применительно к рассматриваемому случаю.

Суд учел только процент от цены изданного тиража. Соглашение между правообладателем и истцом от 2 мая 2005 г. устанавливает обязательство последнего уплатить невозвращаемый аванс в размере 53 000 евро. При определении двойной стоимости права использования произведения следует определять цену, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Вывод Девятого арбитражного апелляционного суда о том, что двукратный размер стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения, составляет в данном случае 636 800 руб., сделан при неполно выясненных обстоятельствах, не соответствует фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем суд кассационной инстанции считает обжалуемое Постановление от 10 декабря 2008 года подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с направлением дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы» .

В том случае, если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, объекта смежных прав или товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное их использование, при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения (п. 43.4 Постановления Пленума ВС РФ N 5 и Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.).

О пределах снижения компенсации за нарушение исключительного права в новом Постановлении Пленума ВС РФ

Два дня назад было принято впечатляющее своим объемом Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление). В тексте Постановления ожидаемо не обошли стороной вопросы взыскания компенсации за нарушение исключительного права.

Однако текст Постановления претерпел значительные изменения в результате его доработки в течение последних двух недель в части вопроса об уменьшении размера компенсации, которые, на мой взгляд, не являются в итоге столь удачными.

Изначально проект Постановления (далее – Проект) предлагал довольно четкие инструкции по тому, размер какой компенсации можно уменьшать и до каких пределов.

В Проекте однозначно отмечалось, что суд по общему правилу не может взыскать компенсацию, определённую в твердом размере, в размере ниже низшего предела — 10 тысяч рублей, если иное не предусмотрено абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 ГК РФ (абзац 3 пункта 63). Указанное положение было исключено из текста Постановления.

В Проекте также описывалось два возможных отступления от общего правила:

1) снижение компенсации ниже низшего предела, но не менее 50% суммы минимальных размеров компенсации (пункт 65 Проекта);

2) снижение компенсации ниже 50% суммы минимальных размеров компенсации (пункт 66 Проекта).

В финальной версии Постановления остался только общий пункт про снижение компенсации в соответствии с абзацем 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ (пункт 64 Постановления).

Пункт 66 Проекта, который содержал также довольно четкие инструкции, как применять снижение компенсации в соответствии с позицией Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ), выраженной в Постановлении от 13.12.2016 № 28-П (далее – Постановление № 28П), полностью не вошел в финальную редакцию Постановления. Объяснил ВС РФ исключение этого пункта тем, что на настоящий момент все ждут не дождутся принятия Госдумой федерального закона, предусматривающего внесение изменений в абзац 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ (который, кстати, был принят в первом чтении в октябре 2017 года и до настоящего момента дальше его рассмотрения во втором чтении так и не дошел) (далее — Законопроект). Огорчает, что, когда принятие Законопроекта произойдет так и неизвестно, а разъяснений по применению позиции КС РФ так пока и нет, и суды и дальше будут руководствоваться успевшими выработать в судебной практике подходами, которые не кажутся идеальными.

В связи с ожиданием принятия долгожданного Законопроекта из текста Постановления также исчезли и упоминания об определении размера компенсации в соответствии с действующей редакций абзаца 3 пункта 3 статьи 1252 ГК РФ. Связано это с тем, что в так ожидаемом Законопроекте вообще предлагается просто заменить правило о допущении снижении компенсации ниже пределов, но не меньше 50% суммы компенсации за все нарушения, на правило о снижении компенсации ниже пределов, но не менее суммы минимального размера компенсации за одно допущенное нарушение.

На мой взгляд, решение, которое предлагалось в Проекте, выглядело куда более изящным, чем то, что предлагается в Законопроекте.

Так, в Проекте предлагалось очень последовательное решение к подходу о снижении компенсации.

Были предложены два возможных варианта ее снижения:

1) ниже пределов, но не менее 50% суммы всех компенсаций за каждое нарушение

Предлагалось, что такое снижение может быть применено при одновременном соблюдении следующих условий:

  • Нарушение одним действием одного лица прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих одному правообладателю:
    • на связанные между собой объекты (музыкальное произведение и фонограмма, произведение и товарный знак, товарный знак и промышленный образец и т. д.);
    • на не связанные объекты, но которые используются одновременно (распространение товара с несколькими разными товарными знаками на нем);
    • совершение одним лицом нескольких правонарушений в отношении одного объекта интеллектуальной собственности и составляющих единый процесс использования объекта (воспроизведение и распространение произведения);
  • Наличие заявления ответчика о необходимости применения соответствующего порядка снижения компенсации.

Указанное положение в тексте Постановления сохранилось почти без изменений: было исключено только указание на то, что такое снижение может применяться при нарушении прав на несколько объектов, принадлежащих одному правообладателю. Получается, что такое снижение может применяться и когда одно лицо нарушает также права на несколько объектов, принадлежащих разным лицам.

Далее в тексте Проекта предлагалась подробная инструкция, как размер такой сниженной компенсации должен определяться. Эти положения были исключены из финального текста Постановления, что, на мой взгляд, является большим упущением. В тексте проекта предлагалось удачное решение для снижения размера компенсации, определяемой как в твердом размере, так и в размере двукратной стоимости контрафактных товаров или права использования. Размер предлагалось определять следующим образом:

  • для компенсации в твердом размере: от половины суммы минимальных размеров компенсации за каждое нарушение до суммы максимальных размеров компенсации за каждое нарушение.
  • для компенсации, определяемой в двукратном размере стоимости права использования или цены контрафактных товаров: от суммы однократных размеров стоимости до суммы двукратных размеров стоимости.

Самым большим огорчением кажется то, что в текст Постановления не перешли положения о вопросе уменьшения компенсации, исчисляемой в размере двукратной стоимости контрафактных товаров или права использования. Интересно, что из смысла текста Проекта следовало, что для компенсации, исчисляемой в размере двукратной стоимости контрафактных товаров или права использования, минимальным размером такой компенсации должна признаваться сама двукратная стоимость, и снижение ее размера может иметь место только при множественности нарушений и до определенных размеров (ее однократного размера). Так как в судебной практике в отношении указанного способа расчета компенсации нет единого выработанного механизма ее уменьшения, и суды зачастую исходят из произвольного ее снижения до любых пределов, включение такого положения в Проект казалось очень позитивной тенденцией. На настоящий же момент, вопрос о снижении двукратной компенсации остался вообще никак не освещенным в Постановлении.

2) снижение ниже 50% суммы минимальных размеров компенсации

Основным плюсом Проекта в части вопроса о применении позиции КС РФ, выраженной в Постановлении № 28-П, являлось наличие точного описания, когда и при каких исключительных условиях такое снижение компенсации может иметь место. Так, предлагалось, что такое снижение может быть применено, если:

  • одним действием одного лица совершено нарушение прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, принадлежащих одному лицу;
  • ответчик мотивированно заявляет о необходимости применения данного порядка снижения компенсации;
  • ответчиком представлены доказательства многократного превышения размера компенсации над размером причиненных правообладателю убытков, исчисленных с разумной степенью достоверности;
  • если обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, что:
    • нарушение исключительного права совершено лицом впервые;
    • незаконное использование лицом объектов интеллектуальной собственности не являлось существенной частью его хозяйственной деятельности и не носило грубый характер.
Читать еще:  Можно ли отозвать генеральную доверенность

Отдельное указание в Проекте на исключительность применения такого способа снижения казалось очень важным на фоне воспоминаний о том, как при появлении позиции КС РФ суды довольно свободно стали толковать возможность такого снижения компенсации.

Важным было указание и на необходимость наличия мотивированного заявления ответчика: он должен не только заявить о несоразмерности компенсации, но и представить достаточные доказательства и необходимые обоснования, чтобы суд принял решение о необходимости уменьшения компенсации ниже всех нижних пределов.

В Проекте предлагалось и определить нижний предел и для данной компенсации: для любого вида компенсации — минимальный размер компенсации за одно нарушение.

Для компенсации в твердом размере такой нижний предел должен был составлять 10 тысяч рублей за все нарушения. Для компенсации, определяемой в размере двукратной стоимости контрафактных товаров или права использования таким минимальным пределом должна была бы быть двукратная стоимость, рассчитанная за одно нарушение, взыскиваемая за все нарушения.

Впрочем, текст Законопроекта предлагает тоже схожий вариант, предусматривая, что размер компенсации «не может составлять менее суммы минимального размера компенсации за одно допущенное нарушение».

Обобщив, предлагаемые в Проекте границы снижения размера компенсации выглядели бы следующим образом:

Способ расчета компенсации

По общему правилу

При множественности нарушений в случае заявления ответчика

При множественности нарушений в случае мотивированного заявления ответчика с учетом исключительных обстоятельств

В твердом размере

не ниже 10 тысяч рублей*кол-во нарушений

не ниже 5 тысяч рублей* кол-во нарушений

не ниже 10 тысяч рублей за все нарушения

В двукратном размере

двукратная стоимость контрафактных товаров или права использования*кол-во нарушений

не ниже однократной стоимости контрафактных товаров или права использования* кол-во нарушений

не ниже двукратной стоимости контрафактных товаров или права использования (за одно нарушение) за все нарушения

В финальной версии Постановления ориентиров по расчету границ снижения компенсации не содержится вообще. Что, на мой взгляд, не позволяет теперь сформировать понятную картину подхода к вопросу о снижении размера компенсации, оставляя судам и дальше свободу для произвольного ее определения. Особенно в части определения размера компенсации, рассчитываемой в размере двукратной стоимости контрафактных товаров или права использования, в отношении которой суды довольно хаотично принимая решение об ее уменьшении ниже двукратной стоимости, даже при наличии достаточных доказательств подтверждения ее размера истцом. Из текста Проекта могла следовать такая заветная идея, что снижение двукратной компенсации по общему правилу не должно допускаться, когда сама двукратная стоимость понимается как минимальный предел размера компенсации, которая может быть взыскана (как 10 тысяч рублей для твердой компенсации), и ее уменьшение может иметь место только в исключительных случаях нарушения одним действием прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности. К сожалению, сейчас мы остались без этого. И остается только ждать принятия федерального закона о внесении изменений в статью 1252 ГК РФ, который, к сожалению, в предлагаемой на настоящий момент редакции не разрешит все вопросы, связанные с определением размера компенсации за нарушение исключительного права.

Авторам и правообладателям посвящается: компенсация за нарушение исключительных прав исходя из последних позиций Верховного Суда РФ.

Одними из самых бесправных лиц на сегодняшний день, на мой взгляд, являются авторы и правообладатели. История иллюстрирует нам множество примеров того, как гении, создавшие шедевры, которыми восхищается не одно поколение, прозябали в нищете. Множество примеров, когда автор не может защитить себя мы видим и сегодня. Законодатель, выполняя свои позитивные обязанности по обеспечению судебной защиты, тем не менее, не успевает за ростом и разгулом пиратства, особенно в сети интернет. Особую проблему составляет и то, что профессиональных юристов, специализирующихся на судебной защите прав авторов и правообладателей, не так много. Анализируя состав своих студентов, отмечу, что желающих углубленно изучать вопросы защиты интеллектуальной собственности, не так много. И связано это в первую очередь с тем, что эта сфера требует глубоких знаний не только норм материального и процессуального права, но и глубокого погружения в тонкости бухгалтерии, экономики и той сферы интеллектуальной собственности, которую предстоит защищать, ибо одним из уникальных способов защиты, установленных нормами ГК РФ является требование о компенсации, методика определения размера которой, увы, на сегодняшний день на законодательном уровне не установлена. И частенько в практике возникают ситуации, когда лицо, стремящееся защитить свое нарушенное право, получает «обратный результат» при наличии установленного факта нарушения прав интеллектуальной собственности. Вместе, как правило, с мизерной компенсацией, истец, права которого действительно нарушены, зачастую получает судебный акт о взыскании с него расходов на оплату услуг представителя ответчика, что в корне подрывает доверие к институту компенсации как таковому и ставит под угрозу саму идею защиты прав авторов и правообладателей в судебном порядке.

X Компенсация за нарушение исключительного права: азы для авторов и правообладателей.

Для начала уделим внимание такому способу защиты, как взыскание компенсации за нарушение исключительного права.
В действующем законодательстве (п.3 ст. 1252 ГК РФ) установлено правило о том, что при нарушении исключительного права автор или правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.
Цель института компенсации – защитить права авторов и правообладателей от недобросовестного поведения участников гражданского оборота.
При этом авторам и правообладателям необходимо знать следующее:
1. Такая мера ответственности может быть установлена только: а) в случаях, указанных в Гражданском Кодексе РФ и для б) для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации;
2. Компенсация взыскивается в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения в случае нарушения исключительного права на:
А) на произведение (ст. 1301 ГК РФ);
Б) объект смежных прав (ст. 1311 ГК РФ);
В) на изобретение, полезную модель или промышленный образец (ст. 1406.1 ГК РФ);
Г) на товарный знак при выполнении работ или оказании услуг (ст. 1515 ГК РФ);
Д) используемое наименование места происхождения товара или сходное с ним до степени смешения обозначение( ст. 1537 ГК РФ).
3. Правообладатель обязан доказать факт правонарушения, но при этом он освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков;
4. Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;
5. Если права принадлежат одному правообладателю, суду предоставлено право снизить общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения, но при этом размер не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.
Таким образом, по задумке законодателя, цель такого способа защиты как взыскание компенсации – защитить права авторов и правообладателей от недобросовестного поведения участников гражданского оборота в случаях, указанных выше.

Коллизия между нормами о защите нарушенного права и процессуальным законодательством о взыскании судебн ых расходов.

Заявляя требование о защите нарушенного права и требуя компенсацию, истец (автор или правообладатель) должен помнить о том, что процессуальное законодательство установило правило о распределении судебных расходов. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
С одной стороны, как указывалось выше, законодатель не установил правил определения размера компенсации, освободив при этом истца от обязанности доказывать размер убытков. А с другой стороны, судебная практика выработала правило о том, что судебные расходы на оплату государственной пошлины относятся на истца пропорционально размеру необоснованно заявленной им компенсации (п. 48 «Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015).
До недавнего времени аналогичное правило о пропорциональном распределении расходов применялось и при взыскании с проигравшей стороны расходов на услуги представителя, понесенных лицом, в пользу которого был принят судебный акт.
Например, в судебном порядке установлен факт нарушения прав автора или правообладателя. С нарушителя взыскана компенсация как мера ответственности за нарушение исключительных прав. Однако значительно ниже заявленного размера. Например, истец просил взыскать 5 млн. рублей, а суд взыскал 100 тыс., как это было в деле № А40-14914/2018. При этом в пользу ответчика с истца были взысканы расходы на оплату услуг представителя в общем размере 400500 рублей.
Таким образом, при наличии факта нарушения прав автора (правообладателя), истец рискует вместо получения с ответчика суммы компенсации, оплачивать его расходы на представителя, что ставит под угрозу сам смысл обращения в суд за защитой нарушенных прав автора и правообладателя.

Читать еще:  Статья 159 ук рф наказание

X Исключения из правил для авторов и правообладателей.

Особый интерес для авторов и правообладателей представляет Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2020 по делу N 305-ЭС19-26346, А40-14914/2018, в рамках которого Верховный Суд РФ дал толкование примененным в деле нормам процессуального и материального права в части реализации права правообладателя на компенсацию за нарушение исключительных прав.
Так, судами всех инстанций был установлен факт нарушения исключительных прав истца. Однако вместо заявленных 5 млн. рублей компенсации было взыскано 100 тыс., т.е. фактически 2 % от цены иска. На этом основании, исходя из принципа пропорциональности, суд удовлетворил требования ответчика о взыскании с истца стоимости расходов на представителя в общем размере 400500.
Между тем, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, отменяя состоявшиеся судебные акты, указала на то, что институт компенсации как мера ответственности за нарушение исключительных прав призван защищать интеллектуальную собственность. Судами при рассмотрении спора по существу в полной мере признана правомерность претензий истца к ответчикам, однако при распределении судебных расходов судами не учтена суть возникших между сторонами материальных правоотношений и особенность заявленного требования о взыскании компенсации, не соотнесены размер взысканной компенсации и заявленных расходов.
Как правильно указала Судебная коллегия, взыскание с правообладателя расходов на оплату услуг представителя ответчика в полном объеме ограничивает в подобных случаях возможность защиты интеллектуальной собственности, и не только не обеспечиват восстановления имущественной сферы истца, но и не будет способствовать достижению публично-правовой цели — стимулированию участников гражданского оборота к добросовестному, законопослушному поведению, исключающему получение собственных преимуществ в предпринимательской деятельности с помощью неправомерных методов и средств. Сложившаяся в настоящем деле ситуация, выражающаяся в возложении на лицо, чье право было нарушено, обязанности выплатить в пользу одного из ответчиков сумму, превышающую в несколько раз взысканную с ответчиков в солидарном порядке компенсацию за допущенное ими нарушение, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.
Подобная ситуация, по мнению Судебной коллегии, противоречит пункту 4 статьи 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке. К тому же, как отмечается в судебном акте от 26.02.2020г., арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон, что прямо вытекает из части 3 статьи 8 АПК РФ, но не было учтено при рассмотрении дела.
Таким образом, полагаем, что для авторов и правообладателей данное Определение Судебной коллегии имеет огромное значение в деле защиты их имущественных интересов.

Принцип справедливости для авторов и правообладателей: есть нарушение – ответственность нарушителя должна быть полной.

Принцип справедливости — один из основных принципов судопроизводства. У ответчика, на мой взгляд, вообще нет права на требование о взыскании с истца расходов на представителя при доказанном факте нарушения исключительных прав истца. Иначе смысл судебной защиты нарушенных прав в сфере интеллектуальной собственности теряет свое значение. Если исключительное право автора и правообладателя нарушено, нарушитель должен нести установленную Законом ответственность. Взыскание компенсации ниже заявленного размера при наличии доказанного факта нарушения исключительных прав автора или правообладателя не означает наличия тех правовых последствий для распределения судебных расходов исходя из принципа пропорциональности, установленного процессуальным законодательством. Частичное удовлетворение иска и снижение судом размера компенсации за допущенное нарушение – это разные правовые последствия для применения положений процессуального законодательства о распределении судебных расходов. Истец, доказавший факт нарушения ответчиком своих исключительных прав, должен быть уверен в том, что его имущественная сфера не пострадает, а потому при взыскании судебных расходов, суды, на наш взгляд, должны исходить не из принципа пропорциональности удовлетворения исковых требований, а из принципа справедливости и доказанности или недоказанности факта нарушения исключительных прав со стороны ответчика.
Нужно исходить из истоков проблемы. Есть нарушение – должна быть ответственность нарушителя без наличия у последнего возможности переложить на истца свое бремя расходов за услуги представителя при наличии доказанного факта нарушения прав истца в сфере интеллектуальной собственности.

Как снизить в в судебном процессе компенсации за нарушение исключительного права на произведение?

Законодателем достаточно четко определен порядок формирования компенсации за нарушение исключительного права на произведение, однако все равно остаются спорные вопросы и различные позиции судебной практики.

По своему выбору правообладатель может выставить к нарушителю требование денежной компенсации в размере:

  • От 10 тыс. до 5 млн. рублей на усмотрение суда, исходя и учитывая характер правонарушения и степень причиненного вреда;
  • Дважды превышающем стоимость всех контрафактных экземпляров спорного объекта (произведения);
  • Дважды превышающем стоимость права использования объекта ИС, которая при обычных правомерных обстоятельствах была бы оплачена пользователем (например, аналогичной среднему платежу по лицензионному договору).

При этом законодатель указывает, что если одним незаконным действием нарушаются исключительные права в отношении сразу нескольких объектов интеллектуальной собственности, то материальная компенсация может быть взыскана за каждый случай нарушения.

Обстоятельства, при которых суд может снизить размер компенсации за нарушение исключительных прав

  • Материальное положение ответчика.

Судебная практика в настоящее время складывается таким образом, что индивидуальные предприниматели имеют больше шансов, чем коммерческие компании получить снижение денежной компенсации на усмотрение суда. Ответчик может указать на свое тяжелое материальное положение, подтвердив данный факт документально, и попросить суд на этом основании о снижении размера взыскания ниже предела, установленного законом. Подтверждением финансовых трудностей ИП может служить кредитная задолженность, наличие иждивенцев, небольшой доход от бизнеса, также доводом вашу пользу будет являться тяжелое состояние здоровья или группа инвалидности. Если есть основания полагать, что денежное взыскание поставит ответчика еще в большее тяжелое материальное положение, то суд может уменьшить его в два раза.

Законодатель устанавливает, что ответственность за незаконное использование объектов интеллектуальной собственности наступает независимо от вины нарушителя. Однако если противоправные действия были совершены без прямого умысла, ввиду неосторожности, отсутствия должной заботливости и осмотрительности, суд при вынесении решения может пойти ответчику на встречу и уменьшить размер компенсации по его ходатайству. Необходимо в таком случае обосновать, что по причине того, например, что вы являетесь субъектом малого предпринимательства, вы не имели должных возможностей проверить законность ввода спорного продукта (объекта чужой интеллектуальной собственности) в торговый оборот. Также можно сделать акцент на отсутствие привлечения к ответственности ответчика ранее за аналогичные правонарушения. Необязательно, но суд может принять во внимание данный факт.

  • Незначительность или малозначительность правонарушения.

При вынесении судом решения о взыскании денежной компенсации в пользу ответчика могут сыграть такие объективные обстоятельства, как

1) небольшая стоимость материальных носителей, содержащих спорный объект,

2) однократность совершенного деяния (то есть объект ИС не был растиражирован многократно),

3) возможное наличие другого ответчика (например, когда в ответственности привлекается конечный продавец спорной продукции, а не ее производитель). Распространение контрафактной продукции расценивается законом как менее тяжкое по сравнению с ее производством.

  • Отсутствие убытков правообладателя.

Безусловно, сам факт совершения противоправного действия, независимо оттого, повлек ли он убытки правообладателя, должен быть пресечен законом, а лицо, его совершившее, понести наказание. Но отсутствие прямо подтвержденных убытков истца позволяет ходатайствовать о снижении размера денежной компенсации ниже низшего предела. Если владелец исключительного права не представил в суд доказательств, указывающих на понесенные в результате правонарушения потери, это является основанием для изменения суммы взыскания.

  • Недобросовестность правообладателя, злоупотребление его правом.

Если у Вас есть основания полагать, что действия истца были направлены на получение большей выгоды от правонарушителя, то вы также можете сослаться на них, ходатайствуя об уменьшении размера компенсации. Например, правообладатель при обнаружении незаконного использования объекта не сразу обратился к нарушителю с требованием о прекращении деятельности, а намеренно оттягивал момент претензии/ иска для увеличения суммы денежной компенсации.

Как вы видите, судебная практика и действующее гражданское законодательство предлагают немало оснований для снижения денежной компенсации за незаконное использование исключительных прав. Юридически грамотное апеллирование ими поможет Вам отстоять свою позицию в судебном споре и выйти из него с наименьшими потерями.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector