Конвенция право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 6
Право на справедливое судебное разбирательство

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

>
Наказание исключительно на основании закона
Содержание
Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями и дополнениями)

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Статья 6 Конвенции о защите прав человека | Разъяснения юриста

Статья 6 Конвенции о правах человека: разъяснения юриста

Статья 6 Европейской Конвенции по правам человека, закрепляющая право на справедливое судебное разбирательство – норма, нарушение которой чаще всего фигурирует в жалобах, направляемых в ЕСПЧ. Это неудивительно, поскольку положения данной статьи считаются центральными в системе Конвенции, а невозможность добиться справедливого правосудия на родине – первопричина практически всех обращений в Европейский Суд.

Огромное количество жалоб в связи с нарушениями статьи 6 Конвенции привело к формированию обширной судебной практики, связанной с применением ЕСПЧ положений этой нормы. Именно прецедентное право, а также разъяснения и руководства для юристов, изданные под эгидой Европейского Суда – главные источники для толкования и понимания статьи 6 Конвенции о защите прав человека.

Особенности применения статьи 6 Конвенции

Обозначенное в названии статьи 6 Конвенции право на справедливое судебное разбирательство – понятие довольно-таки абстрактное. Толковать его можно очень широко, что легко подтверждается практикой ЕСПЧ. Но все имеет свои пределы, и в данном случае пределы ограничены тремя аспектами:

  1. Статья 6 Европейской конвенции защищает такие права, которые прямо в ней обозначены. Но с практической точки зрения текст статьи – только рамочное представление о возможном предмете жалобы.
  2. Защищаемые статьей 6 Конвенции конкретизируются в прецедентном праве ЕСПЧ – проще говоря, в конкретных делах. Отсюда можно почерпнуть судебное толкование отдельных положений статьи, используемых в тексте формулировок и определений, причем применительно к конкретным обстоятельствам дела. Это удобно и эффективно, если жалоба похожа на ранее рассмотренное ЕСПЧ дело. Но аналогичный подход применим и к случаям, не имеющим прецедентов, давая ориентиры и понимание, чем руководствуется Суд, когда так или иначе трактует понятия, обстоятельства, факты и события.
  3. Только Европейский Суд конечно определяет, есть ли в конкретном деле нарушения статьи 6 Конвенции, какие они и в чем именно заключаются. Если обратиться к любому решению ЕСПЧ, где фигурировала эта статья, то такое определение дается в специальном разделе – «Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции».

Права и нарушения согласно статьи 6 Конвенции

Их можно подразделить на три категории:

  1. Материальные права, гарантируемые в любом судебном процессе.
  2. Презумпция невиновности.
  3. Права на защиту в уголовном процессе.

К нарушениям материальных прав относятся:

  1. Нарушение права на судебное разбирательство. Это право прямо не следует из текста статьи 6 Конвенции, но отражено во многих решениях ЕСПЧ. В общих чертах нарушение этого право – создание неправомерных юридических и фактических препятствий для судебного разбирательства или для вынесения эффективного судебного решения, что может проявляться в виде:
  • отсутствия возможности для обращения в суд (недоступность правосудия);
  • юридической неопределенности судебного решения (наличие риска отмены окончательного и обязательного решения либо оправдательного приговора).
  1. Нарушение принципов независимости и беспристрастности суда. Исходя из положений статьи 6 Конвенции о защите прав человека и прецедентного права ЕСПЧ, национальные суды должны:
  • быть учрежденными и функционировать в соответствии с законом;
  • рассматривать вопросы строго в пределах своей компетенции;
  • руководствоваться только законом;
  • совершать процессуальные действия согласно установленным правилам;
  • быть способными принимать окончательные и юридически обязательные решения по существу дела;
  • являться независимой от сторон спора (дела) и от исполнительной власти инстанцией;
  • быть беспристрастными – судьи не должны иметь личной заинтересованности в исходе дела (субъективная беспристрастность), делать любого рода оценки возможному исходу дела, являться в любом проявлении зависимыми от сторон дела, а суд должен быть объективным при рассмотрении и разрешении вопросов, причем без обоснованного сомнения в такой объективности.
  1. Нарушение принципа справедливости судебного процесса. Эта формулировка прямо перекликается с названием статьи 6 Конвенции, но в контексте возможного нарушения права на справедливый суд трактуется ЕСПЧ как:
  • отсутствие состязательности процесса, в том числе неравный доступ сторон к информации, имеющей отношение к делу;
  • отсутствие равноправия сторон – нарушение баланса прав и обязанностей, неравность возможностей, повлиявшие на эффективное и справедливое разрешение дела;
  • нарушение права на публичное слушание, что проявляется в невозможности лично предстать перед судом, эффективно участвовать в слушание, в необоснованном проведении закрытого заседания и (или) в нарушении требования публично огласить судебный вердикт;
  • нарушение справедливости – всего, что понимает под ней ЕСЧП применительно к судебному разбирательству, а также нарушения закрепленных в Конвенции прав человека – на стадиях уголовного процесса, связанных со сбором доказательств, в том числе в ходе оперативно-розыскных мероприятий, и досудебного расследования;
  • отсутствие мотивированного судебного решения.
  1. Нарушение разумных сроков судебного процесса. «Разумность» – оценочный критерий, поэтому в каждом конкретном деле вопрос изучается с учетом его индивидуальных особенностей. При этом среди общих рекомендаций ЕСПЧ – обязательность оценки сложности дела, его экстраординарности с точки зрения объективной необходимости сокращения до минимума сроков рассмотрения, необходимость изучения поведения сторон и его влияния на процесс.

К нарушениям презумпции невиновности ЕСПЧ относит случаи преждевременное признание вины (назначения виновных) – до того, как она доказана по закону. Это принцип находит отражение в российском уголовном праве и даже закреплен в Конституции. Однако особенности рассмотрения дел в Европейском суде говорят о следующем:

  • положения о презумпции невиновности относятся к уголовному процессу, но в ряде случаев применимы и в гражданским делам, вытекающим из предшествующего уголовного преследования;
  • не все нарушения презумпции невиновности прямо подпадают под нарушение пункта 2, и могут содержат признаки нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции – общего принципа справедливости судебного разбирательства, поэтому при подготовке жалобы бывает целесообразен более широкий охват, чем ссылка только на нарушение п. 2 ст. 6.
  • соблюдать презумпцию невиновности обязаны все должные лица и органы государства, а не только судьи и суды;
  • заявления должностных лиц о виновности подозреваемого/обвиняемого на стадии расследования не всегда трактуются как нарушение принципа презумпции невиновности – нужно изучать обстоятельства сделанных заявлений, используемые формулировки и контекст;
  • считается нарушением принципа презумпции невиновности признание вины судом, который не уполномочен устанавливать вину и не относится к уголовному разбирательству;
  • признание нарушения со стороны государственных органов и исправление ситуации исключает принятие жалобы к рассмотрению ЕСПЧ (потерпевший утрачивает статус «жертвы»);
  • презумпция невиновности прекращает свое действие с вынесением обвинительного приговора.

К специфическим нарушениям прав на защиту в уголовном процессе относят:

  1. Непредоставление полной, подробной и понятной информации об обвинении, его характере и основаниях или нарушение принципа незамедлительного предоставления такой информации. К необходимой информации ЕСПЧ, в частности, относит разъяснение правонарушения (преступления) и его правовую оценку (квалификацию), а также извещение о юридических и фактических причинах (основаниях) предъявления обвинения. «Незамедлительность» – оценочный критерий, где важную роль играет достаточность времени для подготовке к защите. Информация должна быть предоставлена так, чтобы обеспечить ее полное восприятие и понимание – зачастую речь идет об устранении языкового барьера, но только этим ограничиваться нельзя.
  2. Непредоставление достаточного времени и возможностей (условий) для подготовки защиты. Каждая ситуация оценивается на предмет наличия нарушения по совокупности факторов, которые помешали нормально подготовиться к защите, и общему эффекту от влияния таких факторов. Поэтому все очень индивидуально, по обстоятельствам, а значит, оставляет простор для заявителей и юристов в обосновании и подтверждении имеющихся нарушений.
  3. Нарушение права на личную, квалифицированную и бесплатную защиту, которое проявляется в установлении запретов, ограничений, создании препятствий для самостоятельной защиты, защиты с помощью адвоката, выбранного по своему усмотрению или предоставленного бесплатно государством. Конкретные нарушения могут проявляться, например, в непредоставлении защитника, запоздалом обеспечении его участия, в недопуске адвоката на свидание с подзащитном, в ограничениях по времени и количеству свиданий, в нарушении конфиденциальности общения.
  4. Нарушение права на допрос свидетелей (заявителей, очевидцев, других подозреваемых/обвиняемых, экспертов и всех других лиц, которые могут что-либо пояснить по делу). Нарушение проявляется в различных формах: отказ в личном ведении допроса свидетеля, отказ в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля, несоответствие условий допроса свидетелей обвинения с условиями допроса свидетелей защиты.
  5. Нарушение права на бесплатного переводчика. Нарушение может заключаться в непредоставлении переводчика, в отказе компенсировать расходы на переводчика, в ограничении помощи переводчика, в необеспечении квалифицированного, достоверного перевода. Это касается как устных, так и письменных переводов. Главная цель правовой нормы – обеспечить человеку полное и корректное понимание речевой и визуальной (текстовой) информации.
Читать еще:  Исковая давность по кредиту после суда

Для правильного понимания того, как применяются положения статьи 6 Конвенции, необходимо постоянное отслеживания соответствующей практики Европейского Суда, а она не стоит не месте. Если какое-то нарушение прямо не подходит под какие-то пункты названной нормы, это вовсе не значит, что применение статьи невозможно. Правильная квалификация нарушения – работа юриста, и она основывает не только и не столько на прямом толковании Конвенции, сколько на практике ЕСПЧ по схожим делам. Обращение к профильному юристу в свете возможного нарушения статьи 6 Конвенции о защите прав человека снимет все сомнения и позволит получить четкое представление о предмете жалобы.

Оценить перспективы обращения в ЕСПЧ можно на этой странице

ЧТО ТАКОЕ ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

В защите семейных и всех других прав наибольшее значение имеет ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на справедливое судебное разбирательство».

Статья 6 Европейской конвенции является самой применяемой нормой в практике рассмотрения дел Европейским судом по правам человека, а право на справедливое судебное разбирательство занимает важное, даже особое, место в решениях Суда.

Европейское право толкует шестую статью Конвенции в широком смысле, поскольку содержащаяся в ней норма имеет принципиальное значение для утверждения правового общества. Основой справедливого судебного разбирательства служит доступ к процедуре со всеми атрибутами судебного контроля, причем такой доступ должен быть реальным, а не формальным.

Право на обращение в суд не является абсолютным, оно может подлежать ограничениям. Однако, как и все ограничения на права, гарантируемые Конвенцией, они не должны устанавливать лимит на соответствующие права или уменьшать их объем таким образом, чтобы был нанесен ущерб самой их сущности. Более того, такие ограничения должны преследовать законную цель и быть разумно соразмерными преследуемой цели. Таким образом, Европейский суд исходит из того, что право на справедливый суд — это прежде всего «право на суд».

Необходимо отметить, что право на справедливое судебное разбирательство устанавливает гарантии для частных лиц, а не для государств — членов Совета Европы. Это означает, что Европейский суд не будет рассматривать жалобу на нарушение гарантий справедливого судебного разбирательства, которые нанесли ущерб государству либо при гражданском судебном разбирательстве, либо в уголовном процессе.

По смыслу ст. 6 Европейской конвенции право на справедливое судебное разбирательство занимает столь важное место в демократическом обществе, что п. 1 ст. 6 не подлежит ограничительному толкованию. В нем перечисляются некоторые составные части справедливого судебного разбирательства, главной из которых является возможность для любого человека восстановить нарушенное право с помощью специальной процедуры, включая судебный контроль. Государство в определенных случаях его не может ограничить или устранить.

Читать еще:  Алименты в твердой денежной сумме судебная практика

Статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое и публичное разбирательство при определении гражданских прав и обязанностей индивидуума или при предъявлении ему любого уголовного обвинения. Такое положение означает, что предметом рассмотрения Европейского суда может быть нарушение прав человека как по любому уголовному делу, так и по гражданскому делу, в основе которого лежит определение гражданских прав и обязанностей.

Общие требования справедливости судебного разбирательства:

1. «. справедливое и публичное разбирательство дела. «

Под публичным разбирательством следует понимать то, что не допускается закрытое слушание дела без серьезных на то оснований, которые не подлежат расширительному толкованию: «Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, — при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Основную трудность составляет толкование термина «справедливое разбирательство», и определение этого понятия из самого текста статьи не столь очевидно.

Кроме того, понятие справедливого суда нельзя рассматривать в отрыве от требований соблюдения равенства сторон в процессе. К требованию справедливости относится и возможность обвиняемого непосредственно участвовать в разбирательстве и иметь возможность оспорить показания свидетелей обвинения. Отсутствие мотивированности в решении суда также может быть расценено как нарушение требования о справедливости судебного разбирательства.

2. «. в разумный срок. «

Из сложившейся практики Европейского суда основными критериями разумности сроков судебного разбирательства являются: сложность дела — объемность и многоэпизодность; число инстанций, задействованных при рассмотрении дела; поведение сторон и государственных органов; степень организованности работы суда. Заявитель должен помнить, что если затягивание судебного разбирательства происходило полностью или в значительной мере по его вине, то государство не будет нести ответственность за нарушение принципа разумного срока.

3. «. независимым и беспристрастным судом. «

Существуют четыре основных критерия независимости и беспристрастности суда, включающие и субъективные, и объективные признаки. Они выработаны практикой Европейского суда:

— порядок назначения судей и порядок лишения их полномочий;

— продолжительность их полномочий, достаточный срок полномочий судей в условиях несменяемости или так называемый принцип «десятилетней гарантии»;

— наличие гарантий против внешних обстоятельств — комплекс мер безопасности судьи, включая механизмы обеспечения неприкосновенности судей, степень материальной обеспеченности судьи и т.п.;

— внешний фактор независимости судьи, формы проявления отправления правосудия — внешний вид судей, атрибуты судебного присутствия, их поведение в отношении участников процесса и прочие внешние проявления судебной власти.

4. «. судом, созданным на основании закона. «

Смысл этого требования состоит в том, что суд должен быть учрежден на основании закона и функционировать согласно закону. Организация и отправление правосудия должны осуществляться в соответствии с теми правилами, на основании которых учреждается судебный орган. Состав суда должен соответствовать требованиям, предусмотренным правилами судопроизводства, а установление нарушений в порядке назначения судей дает основание заявлять о рассмотрении дела незаконным составом суда. Так, если в рассмотрении дела принимал участие судья, не назначенный в соответствии с установленной процедурой, или коллегия присяжных заседателей была назначена без предварительного опубликования списков кандидатов в присяжные, как того требует закон, то следует признать, что судебное разбирательство осуществляется судом, созданным не на основании закона.

Во многих отношениях Европейский суд усовершенствовал право на справедливое судебное разбирательство, установив в качестве косвенных требований «справедливого разбирательства» ряд гарантий или условий, которые прямо не указаны в Конвенции. Одним из таких обязательств является обязанность судов давать обоснования своим решениям. Суды должны «указать с достаточной ясностью основания, на которых базируется их решение».

Другим требованием «справедливого судебного разбирательства», установленным прецедентным правом Европейского суда, является принцип «равенства сил», который предполагает, что «каждой стороне должна быть предоставлена разумная возможность представить свою версию по делу при условии, что это не ставит ее в значительно менее выгодное положение vis-a-vis к ее оппонентам».

Помимо вышеперечисленных составляющих права на справедливое судебное разбирательство, Суд в своих решениях отмечал и иные обстоятельства, лишающие смысла ст. 6 Европейской конвенции. Применительно к российской практике речь идет о неисполнении судебных решений (Бурдов против России), а также о нарушении принципа правовой стабильности в результате действия системы надзора в ее дореформенном виде (Рябых против России). Если ситуация по второму вопросу изменилась после принятия новых процессуальных кодексов и приблизилась к стандартам Европейского суда, то проблема неисполнения принятых судебных решений является системной проблемой российского правосудия. Больше половины дел, коммуницированных российскому Правительству, касаются неисполнения государством судебных решений. Европейский суд толкует эту ситуацию таким образом, что в данном случае нарушается ст. 6 Конвенции, потому что, хотя формально лицу обеспечивается право на доступ в суд, судебные решения не исполняются, и, соответственно, реального доступа в суд у него нет. В связи с этим необходимо обратить внимание на важный момент толкования Конвенции, который красной нитью проходит через всю практику Европейского суда. Европейский суд старается толковать Конвенцию таким образом, чтобы права, записанные в Конвенции, обеспечивались эффективно. Не просто формально должно существовать право на доступ в суд, но суд действительно должен быть доступен.

Следует отметить, что нормы ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод прочно вошли и в практику российских судов.

Вопрос 436. Право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Вопрос 436. Право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Одной из самых важных по значению статей Конвенции, без сомнения, следует признать ст. 6 Конвенции, гарантирующей каждому человеку право на справедливое судебное разбирательство независимым, беспристрастным судом, созданным на основании закона. Эта статья в совокупности с принятыми дополнительными протоколами по своему смыслу и содержанию совпадает со ст. 8 и 10 Всеобщей декларации прав и свобод и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Указанные статьи занимают особое место в системе норм о правах и свободах человека потому, что в них гарантируется самый надежный и эффективный механизм защиты предоставленных прав и свобод – механизм судебной защиты.

Читать еще:  Иск о восстановлении срока вступления в наследство

Подавляющее число жалоб, поступающих в Европейский суд, связано с нарушением именно ст. 6 Конвенции. Это объясняется в том числе и тем, что жалобы на нарушение других, гарантированных Конвенцией прав и свобод, часто возникают в силу того, что правосудие не отвечало требованиям справедливости.

Текст ст. 6 Конвенции:

1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.

2. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком.

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения;

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него;

e) пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке.

Таким образом, первая часть ст. 6 применима в отношении как гражданских, так и уголовных дел, а вторая и третья части – только в отношении уголовных разбирательств.

Гарантии, закрепленные в ст. 6, могут применяться не только в ходе судебных слушаний, но также на этапах, предшествующих им и следующих за ними. Положение, касающееся разумного срока рассмотрения дела, начинает действовать с момента предъявления обвинения, следовательно, принцип справедливого суда может быть серьезно нарушен, если указанные гарантии не соблюдаются уже на начальном этапе.

Статья 6 также охватывает процедуры, которые следуют после окончания слушаний, а именно на этапе исполнения решения. В деле «Бурдов против России» Суд пришел к заключению, что право доступа к правосудию, гарантированное в ст. 6, носило бы иллюзорный характер, если бы национальная правовая система государства-участника позволяла, чтобы окончательное, обладающее обязательной юридической силой судебное решение, оставалось не исполненным.

Гражданские права и обязанности. Существует обширное прецедентное право, созданное Европейским судом и Комиссией, определяющее, что является гражданским правом и обязанностью и что не является таковыми. Тем не менее, Суд воздержался от того, чтобы дать какое-либо общее определение данного термина, за исключением указания на существование различия в сфере действия частного и публичного права. Ключевым моментом в определении того, применима или нет ст. 6, является то, имеет ли результат судебного разбирательства определяющее значение для частных прав и обязанностей. Несмотря на автономный характер понятия «гражданские права и обязанности», законодательство государства-ответчика имеет некоторое значение.

Суд предпочитает выносить решение по каждому делу с учетом конкретных обстоятельств. Например, к делам, в которых затрагиваются гражданские права и обязанности, могут быть отнесены дела, в которых определяются:

— права и обязанности частных лиц в их взаимоотношениях между собой во всех случаях подпадают под категорию гражданско-правового характера (права частных лиц в их взаимоотношениях между собой в системе, например, договорного права, коммерческого права, гражданско-правового деликта, семейного права, трудового права и имущественного права);

— взаимоотношения частных лиц и государства в судебных разбирательствах, посвященных вопросам экспроприации, укрупнения земельных участков и их планирования, а также в процедурах, касающихся получения разрешения на строительство и других видов операций, связанных с недвижимостью, которые могут иметь прямые последствия для осуществления права на владение собственностью;

— право заниматься коммерческой деятельностью (вопросы отзыва лицензий на осуществление какой-либо деятельности, право заниматься профессиональной медицинской или адвокатской практикой);

— вопросы передачи детей на государственное обеспечение, доступа родителей к детям, усыновления или воспитания приемных детей;

— вопросы социальной защиты, выплаты социальных пособий, пенсий и т.д.; вопросы, связанные с возмещением государством вреда (например, в случае вынесения оправдательного приговора), и др.

Суд не признает в качестве гражданских дела, касающиеся, в частности:

— общих вопросов налогообложения;

— вопросов воинской обязанности;

— права выдвигаться на высшие государственные посты;

— права на получение бесплатного образования; отказа в выдаче паспорта; права на бесплатное медицинское обслуживание; заявления на выдачу патентов.

Уголовное обвинение. В системе Конвенции понятие «обвинение» является автономной концепцией, применяемой независимо от определения «обвинения», существующего в национальном праве. Суд указывал, что термину «обвинение» должно придаваться скорее содержательное, а не формальное значение, и что Суд призван видеть, что скрывается за внешней стороной дела и исследовать реалии рассматриваемой процедуры.

В понятие «предъявление любого уголовного обвинения» включаются случаи, когда:

— выдан ордер на арест того или иного лица;

— лицо официально проинформировано о том, что против него возбуждено уголовное дело;

— власти, проводящие расследование в связи с таможенными нарушениями, требуют, чтобы обвиняемый представил вещественные доказательства, и при этом блокируют его банковские счета;

— обвиняемый обращается за помощью к адвокату после того, как против него было возбуждено уголовное дело прокурором, что, в свою очередь, последовало за поступлением негативной в его адрес информации из полиции.

Понятие «уголовное обвинение» может относиться не только к уголовным делам как таковым, но также может в некоторых случаях применяться к дисциплинарным и административным делам. Для того чтобы на дисциплинарные и административные дела могло быть распространено действие ст. 6 Конвенции, они должны быть проанализированы в трех аспектах:

1) классификация в системе внутреннего права;

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector